frs_vetlana (frs_vetlana) wrote,
frs_vetlana
frs_vetlana

Стокгольм. Васа. Часть 1.

Ну уж если мы затронули подводную тему и не ушли с Юргордена, самое время заглянуть в самый интересный, пожалуй, музей Стокгольма - музей "Васы". Не одного из шведских королей Густава Васы, а корабля, названного его именем. "Васа" был построен в 1628 году и в свое первое плавание затонул, пройдя всего 1300 м. Спустя 333 года он был найден на дне гавани Стокгольма, поднят, законсервирован и выставлен в музее, как единственный в мире сохранившейся корабль XVII века.
Но обо всем по порядку. В 1625 году король Густав II Адольф заказал голладскому корабельному мастеру Хенрику Хюбертссону постройку корабля, который должен был стать флагманом шведского флота. Король лично утвердил размеры и вооружение корабля. На постройку "Васы" пошло более 1000 отборных дубов. Отборных в том смысле, что для изготовления деталей корабля подбирались деревья определенной формы. В эти годы по всей Швеции было введено наказание за вырубку дубов. В первый раз срубившему дуб грозил штраф в 40 крон. Во второй - 80. В третий - смертная казнь. Осенью 1627 года на верфи на Блазиехольмене "Васа" был спущен на воду.
Это модель корабля в масштабе 1:10 дает лишь слабое представление о величии "Васы".

Королевский корабль был водоизмещением  в 1210 тонн, полная длина его 69 метров, высота от киля до верха грот-мачты - 19.3 м, осадка - 4.8 м (всего!). "Васа" нес 10 парусов на 3 мачтах  и 64 пушки. Из них 48 24-фунтовых, установленных на двух батарейных палубах, 8 3-фунтовых, 2 1-фунтовые и 6 мортир.
Главный калибр "Васы" - 24 фунтовая (примерно 152 мм) пушка.

3-фунтовая (76 мм) пушка.

Как и подобает флагманскому кораблю, "Васа" был богато украшен, в соответствии со вкусами того времени, сотнями деревянных фигур. Пухленькие краснощекие ангелочки, русалки с длинными розовыми хвостами, королевский герб, украшенный синими виноградными гроздьями, апельсинами и лимонами.
Вот как выглядили некоторые из этих фигур на только что построенном корабле.

Реконструкция кормовой части юта.

Цветопередача не очень, поэтому есть описание окраски фигур:)
Но не только корма, весь корпус судна был пестро украшен. Даже на люках орудийных портов были золотые львиные головы.
А это уже настоящий, поднятый со дна , "Васа". Краска, конечно, не сохранилась. Здесь хорошо видно, что люк состоит из двух половин. Правая гладкая - это, как и полка наверху, дело рук реставраторов. Впрочем, о реставрации судна я расскажу позже.

Команда "Васы" состояла из 1 адмирала, 1 капитана, 2 лейтенантов, 1 надзирателя, 2 лоцманов, 2 шкиперов, 1 младшего унтер-офицера (начальника артиллерии), 1 цирюльника (по соместительству лекаря), 6 боцманов, 1 кока, 1 помощника кока, 1 священика, 4 квартирмейстеров, 4 плотников, 90 матросов, 20 канониров, 4 юнг. Кроме того, "Васа" принимал на борт две роты солдат: 30 офицеров и унтер-офицеров и 270 солдат.

А теперь посмотрим, что представлял собой корабль изнутри.

24-фунтовые пушки располагались на 2 батарейных палубах. В этом видно начало новой тактики морского боя, когда целью было потопить вражеский корабль пушечными залпами. Общий вес выстреливаемых ядер при залпе орудий одного борта достигал 300 кг.  Однако и старая тактика, когда корабли брали на абордаж, еще не отжила свое во времена постройки "Васы". Именно поэтому на корабле кроме команды находились 2 роты солдат для рукопашной схватки, а на верхней палубе ставили 3- и 1-фунтовые пушки и мортиры, стрелявшие картечью, сметавшей с вражеской палубы живую силу. Для обстрела корабля противника сверху служила и высокая кормовая часть. Высота кормы была 19,3 м.
Ядра, а главное - порох, хранились в трюме, чтобы избежать пожара. С той же противопожарной целью перед боем батарейные палубы заливались водой до уровня в 10 см, везде были подготовлены мокрые шкуры, чтобы потушить огонь, паруса тоже смачивались водой.
Носовая часть судна в разрезе.

Середина.

Видно, что в самом низу, под трюмом  плотно уложен каменный балласт. Его не очень много, основное пространство отдано боеприпасам.
Прямо по центру расположено место приготовления еды. (Камбузом назвать его можно с большой натяжкой). Еду готовили на открытом огне, стенки камбуза были выложены кирпичом,  дым поднимался вверх без всякой трубы и выходил через отверстие на верхней палубе. Кстати, с 1628 года на кораблях шведского королевского флота камбуз стал единственным местом для курения. Еда мастросов и солдат состояла из ячменной крупы, сушеной фасоли и гороха, соленой говядины и свинины, сушеной или соленой рыбы. В день выдавалось 3 литра пива на человека. Не для поднятия боевого духа, а просто потому, что пиво хранить проще, чем пресную воду. Ели и спали матросы прямо здесь, на палубах возле пушек. Такие условия приводили к потерям среди экипажа даже когда корабль стоял на якоре. А "Васа" простоял в порту почти год. В 1628 году проблема набора матросов встала очень остро. В зиму 1627-28 годов матросов с вернувшихся кораблей не отпустили против обыкновения домой, а обязали остаться в Стокгольме, из-за страха, что весной корабли останутся без экипажей. Согласно решению Государственного совета, жилье и питание матросов должны были обеспечить жители столицы. Прокормить себя во время зимней стоянки матросы не могли. Годовое жалование матроса было 57 далеров. Из них за питание на борты и одежду  вычиталось больше половины. При этом бочка ржи тогда стоила 1 далер, бочка пива 3 далера, корова 5 далеров. "Шведы - моряки не хуже голландцев, - писал однажды король Густав Адольф. - Если они будут получать хорошее жалование и если с ними буду обращаться хорошо". А адмирал Клас Флеминг отмечал, что плохое жалование приводит к тому, что на флоте много бродяг, а лучшие моряки уходят в иностранные флота, где жалование больше. Понятно, что кроме на такую службу добровольно шли немногие. основная часть солдат и матросов набиралась в результате призыва каждого десятого мужчины от 15 до 60 лет.
Другое дело офицеры. Капитан получал 475 далеров в год, лейтенант - 200, горнист -114. Офицерские каюты располагались на юте.

Фрагмент отделки такой каюты

Меню, естественно, тоже отличалось от матросского. И если матросы ели всемером из одной деревянной миски, то офицеры пользовались фаянсовой и оловянной посудой. Но. в общем-то, тоже не шиковали. Единственной золотой вещью, найденной на "Васе" после подъема, был перстень капитана Ханссона.

Итак, летом 1628 года "Васа" стоял на швартовах напротив королевского дворца. Он принял на борт балласт, пушки и ядра. Там же были проведены испытания на остойчивость. Тридцать человек перебегали с одного борта на другой. После трех попыток испытания пришлось прекратить из-за угрозы опрокидывания корабля. При этом присутствовал адмирал Клас Флеминг. Его единственным комментарием, по словам шкипера Матссона, было: "Если бы только Его Величество был дома!" А король в это время ждал свой флагман в Пруссии.
И вот в воскресенье 10 августа 1628 года "Васа" примерно с сотней челоквек экипажа, которым разрешили взять с собой в первое плавание жен и дитей, отдал швартовы. В гавани собралось множество любопытных.

Погода стояла хорошая, дул слабый, но порывистый юго-западный ветер. Первые сотни метров "Васу" пришлось вытягивать с помощью якорей. У Слюссена капитан Ханссон отдал приказ поднять паруса фок, фор-марс, грот-марс и бизань. Отсалютовали пушки. А дальше...
Вот как описывает произошедшее Государственный совет в письме к королю: "Когда корабль вышел в открытую бухту Тегельвикена, паруса наполнились более сильным ветром, и вскоре корабль стал крениться на подветренную сторону, но выпрямился немного и дошел до Бекхольмена, где повалился на борт, вода хлынула через пушечные порты, и он медленно пошел на дно с поднятыми парусам, флагами и всем прочим."

Адмирал Эрик Йёнсон, проверявший в тот момент пушки,  так описывал случившееся: "Пока я поднимася с нижней палубы, вода поднялась настолько высоко, что трап оторвался и только с большим трудом я выбрался оттуда". Другие рассказывают, что помощь пришла быстро, но помочь ничем было нельзя. Вместе с "Васой" на дно пошло около 50 человек. Король, находившийся в Пруссии, узнал о катастрофе только спустя две недели. В ответ он написал Государственному совету, что причиной всему должно быть были глупость и небрежность и виновные должны быть наказаны.
К этому времени разбирательство было уже закончено. Виновных не нашли.
Капитан Сёфринг Ханссон был арестован сразу же после катастрофы и протоколы его допросов частично сохранились. "Вы можете разрубить меня на тысячи кусков, если пушки не были закреплены. И перед Всевышним клянусь, что никто на борту не был пьян". "Это был только небольшой порыв ветра, опрокинувший судно. Корабль был слишком неустойчив, хотя весь балласт был на борту", - рассказывал он. Оставшиеся в живых члены экипажа подтвердили: ошибок капитана не было, пушки были надежно закреплены, балласт погружен "под завязку", пьяных на борту не было  - был воскресный день, многие были с утра на причастии. Вспомнили и неудовлетворительные испытания на остойчивость.
Тогда допросили кораблестроителя Хейна Якобссона (Хюбертссон, строивший корабль с самого начала, умер за год до катасрофы) и арендатора верфи Арента де Грота. Они поклявшись утверждали, что корабль был построен по размерам, утвержденным королем (фактически ширина была даже больше проектной на 2 м) и пушек было столько, сколько предусматривалось контрактом. Де Грот на вопрос следователя "Кто виноват?" ответил: "Только Господь знает". Таким образом недопрошенными остались два свидетеля: Бог и король Швеции. Государственный совет никого не осудил за случившееся.
Виноват ли король, утвердивший проект, Хюбертссон, строивший корабль на основании своего богатого опыта, но без точных проектных расчетов, адмирал Флеминг, не остановивший эксплуатацию корабля после проваленных испытаний? В какой-то мере все. Густав II Адольф хотел получить маневренный и лучше всех вооруженный корабль, Хюбертссон, как и другие кораблестроители того времени,  опирался больше на эмпирические законы из-за отсутствия теоритических знаний, Флеминг уже ничего не мог изменить в конструкции законченного корабля, да и король уже с нетерпением ждал "Васу". В музее каждый может вернуть время назад и посмотреть, а что было бы, если "Васа" был построен по другому.

Анюта в роли судостроителя. Выбирает размеры корабля, количество пушек и балласта, парусное вооружение.
А теперь мат.модель плавания.

При ветре 17 м/с  корабль идет со скоростью 8.2 узла.

Наш корабль устойчив и имеет достаточную огневую мощь, но не достаточно маневренен. При слабом ветре он плывет недостаточно быстро, даже если поставлены все паруса. Король Швеции был бы недоволен и мы потеряли бы работу. Но датский король думает о наших способностях иначе;)
Вместе в "Васой" в течение месяца Швеция потеряла еще два больших корабля. Корабль адмирала Флеминга "Кристина" во время шторма в Данцигском заливе столкнулся с другим шведским кораблем и был выброшен на берег. В южных стокгольмских шхерах сел на мель и затонул "Рикснюкельн".
Уже сразу после катастрофы начались попытки подъема "Васы". Главной ценностью были 64 бронзовые пушки. Но достать их не могли до середины 1660-х годов. И только в 1664-1665 под руководством шведа Альбрехта фон Трейлебена и немца Андреаса Пеккелля водолазам, использовавшим водолазный колокол, удалось поднять 53 пушки. Водолазы пребывали на глубине 30 м всего от 15 минут до получаса в зависимости от температуры воды, а им нужно было снять почти тонные пушки с лафетов, вытянуть через орудийные порты и поднять на поверхность. И все это в мутной воде. Еще одну пушку подняли в 1683 году. После этого "Васа" был забыт до середины ХХ века.

Продолжение следует...
Tags: ljmaps, Музеи, Путешествия, Швеция, Швеция-2012
Subscribe
Buy for 25 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →